Манежное Дело

Свободу узникам совести!

Previous Entry Share Next Entry
ДЕЛО ИГОРЯ БЕРЕЗЮКА. ПРОШЛИ ПРЕНИЯ СТОРОН. ПРИГОВОР 28.10.11 В 12.00.
01
manezhnoe_delo
Оригинал взят у agranovsky в ДЕЛО ИГОРЯ БЕРЕЗЮКА. ПРОШЛИ ПРЕНИЯ СТОРОН. ПРИГОВОР 28.10.11 В 12.00.

Сегодня состоялись прения сторон. Прокурор попросил признать подсудимых виновными по всему объему обвинения, кроме ст.213 УК РФ, попросил суд считать правильными показания Кубракова, которые он подписал на следствии и не верить тем показаниям, которые он дал в суде.
Прокурор попросил назначить Игорю Березюку 8 лет лишения свободы (у Игоря наибольший объем обвинения), Руслану Хубаеву 6 лет, Кириллу Унчуку 5 лет ( он ведь условник и судим страшно сказать за что – за членство в НБП), Александру Козевину 4 года 6 месяцев и Леониду Панину 4 года.
Потому выступила защита. Ваш покорный слуга выступал довольно долго – около часа. Надо сказать, что своим выступлениям я и мой подзащитный вполне доволен, в нем было оптимальное сочетание эмоций и права (вопросы права освещены в тезисах, которые приводятся под катом).
Я сказал, что жестокость в приговорах в отношении оппозиции дает обратный эффект и много еще чего.
Да, я утверждаю, что совершенно развалилось в суде и так я говорю очень редко. Да, обвинения носят абсурдный, нелепый характер и не имеют ничего общего с действительностью.
Еще я сказал, что на Манежной площади собралась не толпа, а народ - то самое гражданское общество. И если этот народ не зачищать дубинками по головам, как врагов, а начать с ним разговаривать по-человечески, до чего все-таки додумалось в тот день милицейское начальство (от отчаяния, видимо, и после трех безуспешных зачисток ОМОНом и ЗУБРом), то люди у нас добрые, это вам не Англия и Франция с Грецией, и с ними по человечески можно о многом договориться.
Конкретно по Игорю Березюку я попросил квалифицировать его действия по ст.318 ч.1 УК РФ и с учетом характеризующих данных (положительные с места работы и учебы, отсутствие судимости, признание вины) назначить наказание виде уже отбытого срока.
Я бы привел и более подробно, но меня весьма огорчил тот факт, что оглашение приговора по нашему делу назначил на то же время, что и оглашение приговора по убийству Егора Свиридова. Оглашение приговора по делу Березюка и других состоится в Тверском суде 28 октября в 12.00, а в Мосгорсуде – в 11.00.
Это означает, что приговор, несмотря на полное отсутствие доказательств, будет все-таки жестоким. Я, к сожалению, могу дать этому только одно объяснение – кому-то ТАМ пришла в голову «гениальная» идея, что надо вынести жесткий приговор по убийству Егора Свиридова, чтобы русские избиратели были довольны, и одновременно с этим вынести приговор по так называемым «русским националистам» на Манежке, чтобы принести их в жертву, скажем так, «нерусским» избирателям. А то, что члены «Другой России» не имеют никакого отношения к националистам и вообще на роль такой жертвы вряд ли кого-то устроят, так на это наплевать – берите, чего дают и идите на выборы.

Также рекомендую почитать здесь:
http://de-cara-al-sol.livejournal.com/172127.html
и здесь:
http://www.gazeta.ru/social/2011/10/25/3812598.shtml

Ниже тезисы моей речи. Сама речь была примерно в два раза больше, поскольку, кроме фактов, содержала еще и обращение к чувствам и здравому смыслу:
В Тверской районный суд г.Москвы.
Адвоката Аграновского Дмитрия Владимировича, МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры», 123056, г.Москва, пер.Красина, д.15, офис №1, а/я 81, тел.8-903-969-06-83 (секр.), 8(499)134-68-16 (факс), 8-903-746-98-94.
По делу Березюка И.А., обвиняемого по ст.ст.212 ч.3, 213 ч.2 (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 №26-ФЗ), 318 ч.2 (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 №26-ФЗ), 282 ч.1, 150 ч.4 УК РФ.

ТЕЗИСЫ РЕЧИ
в защиту интересов Березюка И.А.

1. Прежде всего, необходимо отметить, что ряд официальных лиц допускали высказывания в прессе, которые могли бы оказать воздействие на органы предварительного расследования и суд.
Так, фактически, расследование по делу началось с высказывания Министра внутренних дел РФ Нургалиева Р.Г о том, что беспорядки на Манежной площади устроили т.н. «леворадикалы». Безусловно, дальнейший ход расследования во многом был предопределен этой фразой.
Позднее, сразу по окончании предварительного расследования, 26.07.2011 Руководитель Главного следственного управления Следственного Комитета России по Москве Вадим Яковенко и начальник уголовного розыска Главного управления внутренних дел г.Москвы Виктор Голованов провели совместную пресс-конференцию, широко освещавшуюся во всех основных средствах массовой информации – печатных, телевизионных, радио, интернет-СМИ и других. В ходе этой пресс-конференции было заявлено о виновности Березюка И.А. в инкриминируемых ему преступлениях.
О Березюке было указано специально, что «Главный обвиняемый – 23-летний гражданин Белоруссии Игорь Березюк. Как отметил начальник управления уголовного розыска ГУВД Москвы Виктор Голованов, 11 декабря Березюк, оказавшись в толпе собравшихся на месте гибели Егора Свиридова, агитировал людей идти на Манежную площадь. Более того, он нанял за 1.5 тыс.руб. несовершеннолетнего, дав ему мегафон и поручив выкрикивать националистические лозунги» (газета «Коммерсантъ», 27.07.2011, статья «Массовым беспорядкам нашли оппозицию»)
Аналогичные сведения изложены в Обзоре прессы, сделанном информационным сайтом «Голос России», в котором обозреваются публикации ведущих газет России «Российская газета», «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», «Ведомости».
В соответствии со ст.6 ч.2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления должен считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком (аналогичные нормы – ст.49 Конституции РФ, ст.14 ч.1, 2 УПК РФ).
Европейский Суд по правам человека обращает внимание, что обязанность соблюдения презумпции невиновности возлагается Конвенцией не только на судей и суд, но и на всех должностных лиц. В деле Allenet de Ribemont v. France (1995 год) был убит член парламента, и заявитель принадлежал к числу арестованных по подозрению в убийстве. Вскоре после его ареста состоялась трансляция пресс-конференции при участии министра внутренних дел и двух старших офицеров полиции. В ходе пресс-конференции было задано несколько вопросов, отвечая на которые данные должностные лица заявили, что все участники убийства арестованы, а заявитель является одним из идейных вдохновителей убийства. Суд постановил, что заявления некоторых высокопоставленных полицейских чиновников о том, что заявитель является одним из вдохновителей преступления, были сделаны без каких-либо ограничений и оговорок. Это приравнивалось к отчетливому провозглашению вины, что укрепило общественность в убеждении в вине заявителя и предопределило оценку фактов компетентным судом. Это стало нарушением презумпции невиновности, составляющей предмет ст.6 ч.2 Конвенции.

2. Считаю, что предложенная органами предварительного расследования квалификация действий Березюка И.А. не нашла своего подтверждения по следующим основаниям:
Березюку И.А. прдъявлено обвинение по 5 статьям Уголовного Кодекса РФ, однако, по всем пяти составам повторяется, практически, одна и та же формула обвинения.
Стороной обвинения не представлено никаких доказательств наличия у Березюка И.А. предварительного сговора с кем либо на совершение каких-либо действий 11.12.2010 как на Манежной площади, так и в другой точке Москвы.
Также стороной обвинения не представлено доказательств, что Березюк И.А. 11.12.2010 действовал согласованно с кем-либо.
Сам Березюк И.А. и другие подсудимые отрицали, что 11.12.2010 действовали по предварительному сговору с кем-либо или с кем-либо согласованно.
Обращаю внимание суда, что свидетель Макаров К.В. в судебном заседании, в частности, показал, что в его пользовании находится телефон с номером 8-985-293-68-46 и он его никому не передавал. В любом случае, соединений с этого номера с телефонным номером Кубракова не зафиксировано.
Как видно из обвинения, даже органы предварительного расследования считают, что сам непосредственно Березюк И.А. хулиганских действий 11.12.2010 на Манежной площади в г.Москве не совершал, ни в кого ничем не кидал, лозунгов, направленных на возбуждение ненависти и вражды по признакам расы, национальности, языка, происхождения не выкрикивал, и вообще на Манежной площади таких действий не совершал, к массовым беспорядкам не призывал.
Все это, по мнению следствия, делал либо гражданин Кубраков И.С. по просьбе Березюка И.С. либо иные лица, спровоцированные и «заведенные» Кубраковым И.С.
Все предъявленные Березюку И.А. обвинения (кроме обвинения по ст.318 УК РФ), основывались на протоколах допроса несовершеннолетнего Кубракова И.С. (т.15 на л.д.150-157, 158-162), на тот момент обвиняемого по ст.105 ч.2, 213 ч.2 УК РФ и находящегося под стражей вплоть до настоящего времени.
Эти протоколы были составлены в отсутствие Березюка И.А. и его адвоката, которые в указанных следственных действиях на предварительном следствии участия не принимали. После выполнения Березюком И.А. и его защитой требований ст.217 УПК РФ, нами заявлялось ходатайство о проведении очной ставки с Кубраковым И.С., однако, органами предварительного расследования в удовлетворении этого ходатайства было отказано.
6.10.2011 допрошенный по инициативе стороны обвинения в судебном заседании свидетель Кубраков Илья Сергеевич, 6.02.1996 года рождения (свидетель допрашивался в присутствии его законного представителя Кубраковой Л.С), показал, что 11.12.2010 все свои действия совершал по собственной инициативе и независимо от Березюка И.А.
Березюк И.А. Кубракова И.С. ни о чем не просил, мегафон не давал, не просил выкрикивать какие-либо лозунги, никаких денег не обещал. Маленький красный мегафон Кубраков И.С. принес с собой, а лозунги выкрикивал, поддавшись «эффекту толпы». Следует обратить внимание, что на просмотренных видеозаписях видно, что целый ряд лиц на Манежной площади имели при себе визуально точно такие же мегафоны, что и Кубраков И.С. – в том числе и человек в маске, впоследствии проводивший переговоры с сотрудниками милиции.
Таким образом, очевидно, что мегафоны закупались и раздавались централизованно и не лицами из числа подсудимых.
По поводу существенных противоречий между показаниями, данными Кубраковым И.С. в судебном заседании 6.10.2011 и показаниями, содержащимися в протоколах его допроса в т.15 на л.д.150-157, 158-162, Кубраков И.С. пояснил, что таких показаний не давал, а эти протоколы он был вынужден подписать в связи с оказанным на него психологическим и физическим давлением, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих родственников. Законный представитель Кубракова И.С. – Кубракова Л.С. также в судебном заседании обратила внимание на психологическое давление, оказанное на ее сына в ходе предварительного следствия.
При этом, Кубраков И.С. пояснил, что настаивает именно на показаниях, данных им добровольно и без всякого воздействия в судебном заседании 6.10.2011.
В соответствии со ст.15 ч.1, 4 УПК РФ, уголовное судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности сторон, при этом стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.
В соответствии со ст.16 ч.1 УПК РФ, каждый обвиняемый имеет право на защиту.
В соответствии со ст.123 ч.3 Конституции РФ, судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
В соответствии со ст.6 частью 3 п. «d» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.
Однако, эти положения в ходе предварительного расследования были нарушены, поскольку протоколы допроса несовершеннолетнего свидетеля Кубракова И.С., расположенные в т.15 на л.д.150-157, 158-162 были составлены в отсутствие Березюка И.А. и его защитника. В связи с этим было также нарушено право на защиту Березюка И.А., поскольку в ходе составления этих протоколов он и его защитник были лишены возможности допросить свидетеля также и на тех же условиях, что и сторона обвинения, задать ему имеющиеся вопросы, зафиксировать возможные нарушения действующего законодательства, в том числе и факт оказания давления на свидетеля. Необходимость такого присутствия подтверждается фактами, изложенными самим свидетелем Кубраковым И.С. в показаниях, данных им в судебном заседании 6.10.2011.
Таким образом, протоколы допроса несовершеннолетнего свидетеля Кубракова И.С., расположенные в т.15 на л.д.150-157, 158-162, составленные в отсутствие Березюка И.А. и его защитника, выполнены с нарушением требований ст.15 ч.1, 4, 16 ч.1 УПК РФ, 123 ч.3 Конституции РФ, ст.6 ч.3 п. «d» Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и являются недопустимыми доказательствами.
В связи с изложенным, я прошу исключить из обвинения Березюка И.А. обвинения по ст.ст.212 ч.3, 213 ч.2 (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 №26-ФЗ) и 282 ч.1 УК РФ.
Соответственно, я прошу исключить из обвинения Березюка И.А. обвинение по ст.150 ч.4 УК РФ, поскольку версия о вовлечении несовершеннолетнего в преступную деятельность опровергается исследованными в суде доказательствами.

3. Вина Березюка И.А. в совершении преступления, предусмотренного ст.318 ч.2 УК РФ, не доказана.
Обращаю внимание, что 28.12.2010, то есть уже после проведения судебно-медицинской экспертизы сотруднику ОМОН Наумову И.Г., признанному по настоящему делу потерпевшим, после выполнения ряда других следственных действий, старшим следователем СО по ЦАО СУ СК по г.Москве Красновым М.В. был составлен рапорт (т.1 л.д.246): «Докладываю, что 27.10.2010 из 6 отдела Центра по противодействию экстремизму ГУВД по г.Москве поступил материал проверки по факту применения насилия со стороны Елизарова Д.В. в отношении представителя власти, а именно милиционера-бойца ОМОН ГУВД по г.Москве младшего сержанта милиции Наумова И.Г. во время исполнения служебных обязанностей по пресечению массовых беспорядков 11 декабря 2010 года на Манежной площади в г.Москве».
То есть, было установлено другое лицо, тоже, видимо, проходящее по картотекам оппозиции и лишь 30.01.2011, накануне очередного мероприятия «Стратегия-31» был задержан Березюк И.А.
31.01.2011 ему было предъявлено обвинение в том числе и по ст.318 ч.2 УК РФ, поскольку, по мнению следствия, Березюком И.А. был причинен легкий вред здоровью Наумову И.Г.
Однако, вопросы о том, мог ли было вообще Березюк И.А. причинить Наумову И.Г. телесное повреждение при обстоятельствах, указанных в обвинении, и не получил ли Наумов И.Г. такое телесное повреждение при других обстоятельствах, не исследовались на предварительном следствии, а потом и в суде.
Защита дважды в суде заявляла ходатайство о назначении комплексной медико-криминалистической экспертизы, однако оба раза судом ей было в этом отказано.
Таким образом, вся версия обвинения строится на судебно-медицинской экспертизе Наумова И.Г., проведенной с нарушением требований действующего законодательства, по неполным и искаженным данным. Однако, даже в таком виде Заключение эксперта №3244м/352 не подтверждает вину Березюка И.А.
Как видно из Постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы (т.2 л.д.137), судебно-медицинская экспертиза была назначена 19.01.2011 гражданину Наумову Илье Геннадиевичу, 24.08.1986 г.р., признанному по делу потерпевшим.
В Постановлении указано, что молодой человек нанес Наумову И.Г. один удар правой рукой в голову, от чего у него с головы слетел шлем.
Таким образом, если удар по голове Наумова И.Г. и был, то пришелся по шлему.
Согласно Заключению, экспертиза была начата 20.01.2011, закончена 28.01.2011.
Из Заключения эксперта №3244м/352 (т.2, л.д.138-140, раздел «Выводы») следует, что по данным медицинской документации у потерпевшего Наумова И.Г. после обращения в медицинские учреждения 17.12.2010 «зафиксировано телесное повреждение: закрытая черепно-мозговая травма: сотрясение головного мозга». Данное телесное повреждение оценено экспертом как легкий вред здоровью.
При этом, в выводах экспертизы указано, что «Ответить на вопрос «Возможно ли образование телесных повреждений, установленных у Наумова И.Г. при обстоятельствах, указанных в постановлении?» не представляется возможным».
Вызванный по инициативе суда и допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт Костин Михаил Иванович, выполнивший Заключение эксперта №3244м/352, показал, что исследование защитных свойств защитной экипировки сотрудников ОМОН и вообще вопросы о влиянии наличия либо отсутствия такой экипировки на возможность получения телесных повреждений и их характер, находится вне его компетенции и вообще, по его мнению, находится вне компетенции судебно-медицинского эксперта.
Фактически, по мнению защиты, с учетом характера вопросов, заданных эксперту в судебном заседании, эксперт сообщил, что вопросы, поставленные в ходатайстве о назначении комплексной судебной медико-криминалистической экспертизы, находятся вне его компетенции.
Из показаний свидетелей, показаний самого Наумова И.Г., фото- и видеоматериалов, просмотренных в судебном заседании, следует, что во время происшествия, ставшего предметом судебного разбирательства, голова Наумова И.Г. была защищена защитным шлемом «Противоударный шлем ПШ-97 «Джета» (производитель ЗАО НПП «КлАСС» (111123, Москва, ш. Энтузиастов, дом 56, стр. 21, тел.(495) 514-02-49, 514-02-44, факс (495) 783-82-58, е-mail: class@classcom.ru), принятого на вооружение МВД РФ распоряжением Правительства Российской Федерации от 28.09.2007 № 1310-р.
По показаниям Наумова И.Г. на предварительном следствии, удар, нанесенный ему, пришелся по шлему, отчего шлем слетел с его головы.
22.09.2011 в судебном заседании Наумов И.Г. также показал: «Он (Березюк – Д.А.) ударил меня в область шлема, потом по ноге».
29.09.2011 в судебном заседании свидетель Каньбиков показал: «Березюк нанес Наумову удар по голове, у Наумова слетел шлем».
Как сообщает официальный сайт производителя шлема ЗАО НПП «КлАСС» http://www.classcom.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=28%3A-97-qq&catid=6%3A2010-10-21-07-30-05&Itemid=10&lang=ru, шлем «предназначен для защиты головы человека от всевозможных механических воздействий (включая удары палками, камнями, бутылками и т.д.), открытого пламени и неблагоприятных климатических воздействий».
Согласно приведенным на сайте техническим характеристикам, изделие «Противоударный шлем ПШ-97 «Джета» выдерживает:
- вертикальный удар тупым предметом с энергией 80 Дж;
- вертикальный удар острым предметом с энергией 30 Дж.
При этом, при вертикальном ударе тупым предметом с энергией 50 Дж усилие, переданное шлемом на голову, не превышает 5 кН.
К примеру, дульная энергия одного из самых мощных российских травматических пистолетов «ОСА» составляет 80 Дж.
Из приведенных данных очевидно, изделие «Противоударный шлем ПШ-97 «Джета» обеспечивает защиту от значительных по силе ударных воздействий.
Сотрудник ОМОН потерпевший Лальский А.М. в судебном заседании показал, что сотруднику ОМОН Антонову попала в голову, защищенную шлемом, брошенная из толпы стеклянная бутылка. Также он показал, что сотруднику ОМОН Степанову попала в голову, защищенную шлемом, металлическая арматура.
Допрошенный в судебном заседании потерпевший сотрудник ОМОН Антонов В.С. показал, что действительно, ему по голове, защищенной шлемом, попала брошенная из толпы стеклянная бутылка, которая от удара разбилась о шлем.
Допрошенный в судебном заседании потерпевший сотрудник ОМОН Мирлян П.А. показал, что молодой человек в маске бросил в него металлическую урну, которая попала по плечу и по голове, защищенной шлемом. Мирлян П.А. показал, что не ощутил даже боли, так как плечо и голова у него были защищены.
Ни Антонов, ни Степанов, ни Мирлян в результате этого никаких телесных повреждений не получили, за медицинской помощью не обращались.
Допрошенные в судебном заседании сотрудники ОМОНа, в том числе и Наумов И.Г. показали, что в них из толпы митингующих летели различные предметы – куски искусственной елки, ледяные глыбы, арматура, стеклянные бутылки, прутья, металлические барьеры.
Таким образом, при попадании какого-либо из этих предметов могло быть причинено телесное повреждение Наумову И.Г.
Кроме того, телесное повреждение могло быть получено Наумовым И.Г. в период с 11.12.2010 по 17.12.2010, так как Наумов И.Г. обратился в медицинское учреждение только 17.12.2010, медицинскими работниками осматривался в период с 17.12.2010 по 28.12.2010, об обстоятельствах и времени получения травмы врачам известно лишь с его слов. Этот вопрос в ходе предварительного следствия не ставился и не изучался. Первоначальный диагноз «ЗЧМТ, сотрясение головного мозга» был поставлен под вопросом.
В Постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы (т.2 л.д.137) обстоятельства дела описаны неполно, в частности, указано, что удар рукой в голову, если и наносился, то пришелся по защитному шлему, но при этом технические характеристики защитного шлема не приведены и соответствующая документация на защитный шлем в распоряжение эксперта не предоставлена.
В ходе предварительного расследования документация на изделие «Противоударный шлем ПШ-97 «Джета», а также на любой иной защитный шлем органами предварительного расследования не запрашивалась и не исследовалась.
Таким образом, судебно-медицинская экспертиза проведена по неполным и искаженным данным.
Вопрос о том, возможно ли вообще причинение телесных повреждений, обнаруженных у Наумова И.Г. после его обращения 17.12.2010 в медицинское учреждение в результате удара рукой по голове, защищенной изделием «Противоударный шлем ПШ-97 «Джета», перед экспертом не ставился и на предварительном следствии не изучался. Не изучался и вопрос о силе такого воздействия, его направленности и других значимых обстоятельствах.
В соответствии со ст.8 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.»
В соответствии со ст.204 ч.1 п.9 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. При этом, в соответствии со ст.204 ч.1 п.10 УПК РФ, Заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
Однако, предоставление эксперту неполных и искаженных сведений заведомо не позволяло провести полное и всестороннее исследование на основе общепринятых научных и практических данных с применением соответствующих методик и обоснованием сделанных выводов.
При этом, сам Березюк И.А. и его защитник в силу нарушения органами предварительного расследования положений ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ, п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», были лишены возможности представить эксперту полные и всесторонние данные о происшествии, а также поставить перед экспертом соответствующие вопросы ввиду следующих обстоятельств:
Согласно Заключению эксперта №3244м/352 (т.2, л.д.138-140), экспертиза была начата 20.01.2011, закончена 28.01.2011. Как видно из Постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы (т.2 л.д.137), указанная экспертиза была назначена 19.01.2011.
Обвиняемый Березюк И.А. и его защитник были ознакомлены с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы 3.03.2011, то есть, через 1 месяц 5 дней после ее проведения. Сразу же после этого Березюк И.А. и его защитник были ознакомлены с самим Заключением эксперта №3244м/352.
То есть, в ходе предварительного расследования по делу при назначении и производстве судебно-медицинских экспертизы №3244м/352 были нарушены положения ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ, что повлекло существенное нарушение прав обвиняемого Березюка И.А. на защиту, в частности, лишило его при назначении экспертизы предоставленной ст.198 ч.1 УПК РФ возможности заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов конкретно указанных им лиц, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов к эксперту.
Реализация этих прав Березюком И.А и его защитой не была обеспечена органами предварительного расследования и в дальнейшем - в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 №28 г. Москва «О судебной экспертизе по уголовным делам» указано: «9. Разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол.»
Постановление о привлечении Березюка И.А. в качестве обвиняемого датировано 31.01.2011, однако, как уже было указано, обвиняемый Березюк И.А. и его защитник были ознакомлены с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы и с Заключением эксперта №3244м/352 только 3.03.2011, то есть, через 1 месяц 2 дня после ее проведения.
Таким образом, при назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы, по результатам которой получено Заключение эксперта №3244м/352 от 28.01.2011, кроме положений ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ, были нарушены положения ст.206 ч.1 УПК РФ, п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», поэтому само Заключение эксперта №3244м/352 от 28.01.2011 является недопустимым доказательством.
Сам Березюк И.А. показал, что удар по голове потерпевшему Наумову И.Г. не наносил, а лишь схватил его захватом, отчего с головы Наумова слетел шлем. Показания Березюка И.А. в этой части подтверждаются, в частности, протоколом осмотра документов от 22.04.2011 (т.18 л.д.60-103), фото журналиста Андрея Стенина, л.д.87, под фотографией подпись: «На фото: Березюк И.А. обхватывает милиционера бойца руками и совершает попытку повалить его на землю. При этом с головы милиционера слетает защитная каска».
Также Березюк И.А. показал, что потерпевший Наумов И.Г. первым подошел к нему, что объективно вытекало из сложившейся ситуации – как видно на просмотренных в суде видеозаписях, Березюк И.А. находился один в некотором отдалении от других митингующих граждан, зато близко от целой группы сотрудников ОМОН и всякая попытка собственно напасть на сотрудника ОМОН могла закончиться для него самыми тяжелыми увечьями и уж точно гарантированным задержанием. В свою очередь перед Наумовым и другими сотрудниками ОМОН в тот момент стояла задача зачистки Манежной площади от собравшихся на ней граждан.
Показания Березюка И.А. в этой части подтверждаются показаниями свидетеля Каньбикова Альберта Камильевича, сотрудника ОМОНа, и на его показаниях в суде, а также на обстоятельствах его допроса следут остановится подробнее.
Каньбиков А.К. показал, что толпу заводили лидеры, организаторы, которые управляли толпой. Толпа повторяла то, что делали организаторы. Организаторы кричали лозунги, например «Бей ментов» и толпа начинала кричать то же самое. Организаторы и вообще лидеры, были в масках, шарфах или медицинских повязках. Среди подсудимых этих людей нет. Наличие в толпе лидеров в масках отмечали многие из допрошенных как по инициативе обвинения, так и по инициативе защиты.
Обращаю внимание, что все наши подзащитные ни на какой стадии даже не пытались скрывать свои лица.
По эпизоду с Березюком И.А. Каньбиков А.К. показал, что «Наумов первым пытался задержать Березюка… Наумов подошел к Березюку, чтобы оттеснить…»
Именно на этом месте молодой человек в серой куртке, сидевший непосредственно за Каньбиковым, сказал ему: «Прекрати, прекрати!» Каньбиков резко остановил свои показания. После допроса этот человек отдал Каньбикову служебное удостоверение.
Молодой человек в серой куртке, если верить агентству РИА «Новости» (http://www.ria.ru/justice/20110929/446062798.html) – это «помощник главы центра специального назначения, объединившего московский ОМОН и ОМСН, по работе с личным составом Александр Иванов».
Несмотря на просьбы защиты, судом не было сделано Иванову даже замечание.
Очевидно, что Каньбиков давал в суде правдивые показания, противоречащие версии обвинения, поэтому человек, по мнению защиты, контролирующий в судебном заседании процесс дачи показаний потерпевшими и свидетелями – сотрудниками ОМОН, пытался его прервать.
Таким образом, в деле отсутствуют доказательства того, что именно действиями Березюка И.А. был причинен легкий вред здоровью Наумову И.Г., а действия Березюка необоснованно были квалифицированы по ст.318 ч.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 №26-ФЗ).
В связи с изложенным, прошу квалифицировать действия Березюка И.А. по ст.318 ч.1 УК РФ.
При назначении наказания прошу учесть положительные характеристики Березюка И.А. по месту учебы и работы, отсутствие судимостей на территории Российской Федерации, признание Березюком И.А. вины. Прошу учесть, что в период с 11.12.2010 по 30.01.2011 Березюк И.А. от органов следствия не скрывался, правонарушений не совершал, при задержании, сопротивления не оказывал.
Также, прошу учесть как смягчающее обстоятельство, что происшествие, в которое были вовлечены Березюк И.А. и Наумов И.Г. носило характер чрезвычайного, исключительного обстоятельства и оказало воздействие на правильное психологическое восприятие юридически значимых обстоятельств как Березюком И.А., так и другими лицами, вовлеченными в события на Манежной площади 11.12.2010.
В связи с изложенным, в соответствии со ст.43 УК РФ, с учетом того, что Березюк И.А. находится под стражей с 30.01.2011, то есть почти 9 месяцев, прошу назначить ему наказание в виде отбытого лишения свободы.

25 октября 2011 года Аграновский Д.В.


?

Log in

No account? Create an account